Заседание Общественно-консультативного совета при Московском областном УФАС России.

          24 июня 2016 г. по адресу: г. Москва, Карамышевская набережная, 44 состоялось заседание Общественно-консультативного совета при Московском областном УФАС России.

          На повестку заседания были вынесены вопросы:

          1. Нарушения при проведении конкурентных процедур на рынке пассажирских перевозок Московской области.

          2. Разработка перечня консультационных услуг.

          3. Уточнение нормы, предусматривающей ответственность подрядчика в случае неисполнения обязанности по привлечению к исполнению контракта субподрядчиков из числа СМП.

          4. Пояснение пункта 1 письма ФАС России от 23.10.2014 № АД/43043/14 «О разъяснениях законодательства о контрактной системе».

          Открыл заседание Член совета МОРО «ОПОРА РОССИИ», председатель комиссии по транспорту – Худыкин Антон Алексеевич. Он сообщил о выявлении многочисленных нарушений при проведении конкурентных процедур на рынке транспорта и пассажирских перевозок Московской области. Основным нарушением стало укрупнение лотов, а именно: включение в один лот не связанных между собой маршрутов. Данная ситуация неизбежно приводит к существенному ограничению конкуренции. Многие игроки рынка не имеют возможности принимать участие в таких конкурсах, поскольку разброс мест подачи транспорта в рамках Московской области может достигать 200 километров. Компании, вложившие большие средства в развитие собственного автопарка, разоряются.

          Члены ОКСа приняли решение уделить самое пристальное внимание данному вопросу и продолжить его решение уже в рамках специальной комиссии, созданной Комитетом по конкурентной политики Московской области с участием представителей Минтранса Московской области.

            С предложением о  разработке перечня консультационных услуг выступила – Председатель Комитета ОМОР «Российский союз строителей», директор института развития конкуренции в строительстве и ЖКХ, к.э.н., доцент -  Лезина Екатерина Викторовна. Согласно ч. 7 ст. 37 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» возможность установления в конкурсной документации различных величин значимости критериев оценки заявок предусмотрена исключительно для случаев закупки научно-исследовательских, опытно-конструкторских или технологических работ и консультационных услуг. Однако, существуют определенные сложности с реализацией данной нормы на практике, так как на законодательном уровне не закреплены критерии, в соответствии с которыми можно определить, относятся ли те или иные услуги к консультационным. Данный пробел в законодательстве, в свою очередь, порождает противоречивую практику антимонопольных органов. К примеру, нерешенным и весьма распространенным является вопрос отнесения услуг специализированных организаций к консультационным. В качестве решения существующей проблемы  было предложено разработать перечень услуг, относящихся к консультационным.

           Оппонентом по данному вопросу выступил  Заместитель руководителя Управления

 УФАС Московской области  -  Мироненко Павел Александрович, который сообщил, что не видит проблемы в данной ситуации, т.к. услуги специализированной организации не относятся к консультационным услугам и нужно руководствоваться исключительно Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, продукции и услуг (ОКДП).

Еще одной темой доклада Лезиной Екатерины Викторовны стала тема нормирования ответственности подрядчика в случае неисполнения обязанности по привлечению к исполнению контракта субподрядчиков из числа СМП. В соответствие со ст. 30 Закона о контрактной системе установлено, что Заказчик при определении поставщика (подрядчика, исполнителя) вправе установить в извещении об осуществлении закупки требование к поставщику (подрядчику, исполнителю), не являющемуся субъектом малого предпринимательства или социально ориентированной некоммерческой организацией, о привлечении к исполнению контракта субподрядчиков, соисполнителей из числа субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций. Данное условие включается в контракты с указанием объема такого привлечения, установленного в виде процента от цены контракта. Указанный объем учитывается в объеме закупок, осуществленных заказчиками у субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций. При этом, в контракты также должно быть включено обязательное условие о гражданско-правовой ответственности поставщиков (подрядчиков, исполнителей) за неисполнение условия о привлечении к исполнению контрактов субподрядчиков, соисполнителей из числа субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций. Однако на практике часто возникают ситуации, когда заказчик устанавливает требование о привлечении подрядчиком субъектов малого предпринимательства, но выполнить данное условие у подрядчика нет возможности, ввиду, например, отсутствия субъектов малого предпринимательства в данной отрасли, в связи с чем, подрядчик вынужден реализовать различные схемы обхода данной нормы. Для решения данной проблемы Екатерина Викторовна предложила установить для подрядчика возможность избежать ответственности в случае, к примеру, документального подтверждения невозможности привлечения для исполнения контракта субподрядчиков из числа субъектов малого предпринимательства, а также законодательно регламентировать понятие «субсубподрядчик».

Члены ОКСа решили, что данная проблема намного глубже и необходимо в принципе повышать эффективность данной нормы.

В заключение заседания было заслушано выступление Вице-президента Торгово-промышленной палаты Московской области Чернова Олега Валерьевича, который обозначил следующую проблему:  ввиду изменений Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» согласно статьи 38 «Медицинскими изделиями являются любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой, а также вместе с другими принадлежностями, необходимыми для применения указанных изделий по назначению,  включая специальное программное обеспечение и предназначенные производителем для профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации заболеваний, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований, восстановления, замещения, изменения анатомической структуры или физиологических функций организма, предотвращения или прерывания беременности, функциональное назначение которых не реализуется путем фармакологического, иммунологического, генетического или метаболического воздействия на организм человека». Т.е. медицинские изделия и лекарственные препараты закон не разделяет. При этом в разъяснениях ФАС России (письмо от 23.10.2014 № АД/43043/14) в п.1 речь  идет только о медицинских изделиях, что вносит неопределенность в правоприменительную практику.

В результате обсуждений членами ОКСа было принято решение об обращении за уточнением п. 1 письма от 23.10.2014 № АД/43043/14 в Центральный аппарат ФАС России.