28.04.2017

Опять 925

Проблемы реализации постановления правительства об импортозамещении в рамках работы по Закону 223-ФЗНа прошедшей в Москве в марте V Всероссийской практической конференции-семинаре «Корпоративные закупки-2017: практика применения Федерального закона № 223-ФЗ» одно из пленарных заседаний было посвящено практике применения постановления правительства № 925 об импортозамещении. Этим постановлением был введен приоритет отечественных товаров над импортными посредством ценовых рычагов. Напомним, что говорит п. 2 постановления: при проведении закупок цена на отечественные товары будет снижаться на 15%, притом, что в договоре пропишут ту цену, которую предлагал участник в заявке на участие в закупке. Однако пока еще небольшая практика применения постановления № 925 показала, что на деле его реализация сопровождается определенными сложностями. О непростых вопросах применения постановления № 925 говорил в своем докладе руководитель Учебного центра электронной площадки РТС-тендер Анатолий Галимский. Прежде всего, он отметил, что постановление противоречит действующему Генеральному соглашению по тарифам и торговле, а также Договору о ЕАЭС.— В ст. III Генерального соглашения по тарифам и торговле говорится, что нормативно-правовые акты, затрагивающие внутренние правоотношения купли-продажи, не должны создавать защиту для отечественного производства, исключение составляют случаи закупки правительственными учреждениями товаров, приобретаемых для правительственных целей, — сказал Анатолий Галимский. Также докладчик напомнил, что, со- гласно ст. 88 приложения № 25 Договора о ЕАЭС, те части договора, которые касаются сферы закупок, относятся только к закупкам для государственных и муниципальных нужд.На пленарном заседании были разграничены и обсуждены плюсы и минусы постановления. К минусам отнесли то самое несоответствие нормам международного (наднационального) права, которое не позволяет применять постановление № 925, — потому что наднациональные нормативно-правовые акты имеют большую силу, нежели нормативно-правовые акты отдельной страны. Однако применять это постановление заставляет риск штрафов за неисполнение (нарушение) требований к составу документации. Кроме того, отметил Анатолий Галимский, штрафов для заказчиков за нарушение (неисполнение) наднациональных нормативно- правовых актов нет, а за неисполнение требований российского законодательства, в частности Закона № 223-ФЗ, — есть. В п. 1 ч. 8 ст. 3 этого закона говорится, что Правительство РФ вправе установить приоритет промышленной продукции российского происхождения перед промышленной продукцией, произведенной на территориях иностранных государств. Речь также идет о наших и заграничных работах и услугах. Докладчик подчеркнул: такое уважаемое и компетентное ведомство, как ФАС России, считает, что постановление правительства № 925 необходимо применять, а ФАС находится у нас, если можно так сказать, на первой линии контроля. В таком случае надо постараться разобраться и во всех остальных проблемах. Анатолий Галимский остановился на трех пунктах постановления № 925.Например, в п. «ж» ч. 5 постановления («указание страны происхождения поставляемого товара на основании сведений, содержащихся в заявке на участие в закупке, представленной участником закупки, с которым заключается договор»), по мнению эксперта, не хватает слов «в заключенном договоре» (сразу после слова «указание»). Иначе непонятно, где это указание должно быть отражено. Также есть сложности еще в двух пунктах ч. 5. Это пункт «д»: методика расчета удельного веса предложений российских и иностранных товаров, работ и услуг в «смешанной» заявке. Вызывает вопросы и пункт «з»: положение о заключении договора со вторым участником, если победитель уклонился. Здесь есть разночтения. Некоторые эксперты считают, что п. «д» ч. 5 вводит не очень ясную логику определения соотношения российской и иностранной продукции в заявке. Вводится не просто расчет этой доли на основе предложенных поставщиком цен за единицу продукции, а учет начальной максимальной цены контракта при определении этого соотношения. В подп. «з» два варианта трактовки. Первый: заказчик обязан заключить договор со вторым поставщиком, если победитель уклонился, и указать это в документации, вне зависимости от написанного в ПОЗ. Второй вариант: в документации необходимо указать, заключается или нет договор со вторым участником, в соответствии с ПОЗ. Вопросов много. Анатолий Галимский подчеркнул, что сейчас нет еще особой правоприменительной практики. А потому заказчики должны ориентироваться на собственные бизнес-риски. При этом он отметил, что практика заказчиков, уровень методологии, имеющиеся знания опережают то, что есть в постановлении № 925. Эксперт рекомендовал заказчикам умело балансировать и не бояться вступать в споры с антимонопольщиками, чтобы найти, в конце концов, золотую середину.— Постановление № 925 имеет строго ограниченные сферы применения, которые определены Генеральным соглашением по тарифам и торговле и Договором о ЕАЭС, — сказал на пленарном заседании старший юрист Института госзакупок Алексей Федоров. — Так, ВТО признает права государств устанавливать подобные приоритеты в ряде специфических сфер, в том числе в сферах обороны и безопасности, включая снабжение вооруженных сил, защиты жизни и здоровья человека, оборота золота и серебра, охраны художественных, исторических и археологических ценностей. Таким образом, постановление № 925 не противоречит нормам международного права. К тому же есть 37 государств в мире, которые не входят в ВТО, в том числе Азербайджан, Белоруссия, Сербия, Туркменистан, Узбекистан. А уж в ЕАЭС и Таможенный союз входят и того меньше государств, чем в ВТО. С этими «невходящими» странами Россия тоже строит отношения на определенной основе, стараясь соблюсти свой интерес. Для этого и необходимо постановление № 925.Генеральный директор ЗАО «Энергосервис — конкурентные закупки», директор Института конкурсных технологий Сергей Дашков заострил внимание участников на проблемах использования «рамочного» договора в условиях действия постановления № 925.Надо сказать, что на конференции вопрос реализации постановления в свете «рамочных» закупок поднимался не раз. Дело в том, что единственным видом ценового критерия, предусмотренного постановлением № 925, является цена договора. Но как применять данное постановление при проведении закупки, где цена договора либо не определена, либо определена как предельная и не подлежит изменению? Дебаты дебатами, однако работать надо каждый день. Поэтому есть уже примеры, когда крупные заказчики стараются привести свою деятельность в соответствие с имеющимися правовыми нормами. Так, положением о закупках государственной корпорации по атомной энергетике «Росатом» (Единый отраслевой стандарт закупок) установлено: если применяются преференции в виде установленного правительством страны приоритета, то организатор закупки вдобавок к требованиям и основным формам предусматривает в закупочной документации сведения, определенные ч. 5 постановления № 925.Надо сказать, что на пленарном заседании говорили и о тех случаях, когда постановление правительства можно не применять. Это, например, закупки у единственного поставщика, закупка товаров конкретных товарных знаков, уменьшение значимости ценовых критериев при оценке заявок (это может свести на нет влияние приоритета). Однако не надо забывать, что в таких случаях мы не оказываем поддержку отечественным товаропроизводителям, чего нельзя не учитывать в нынешней экономической ситуации. Обсуждение на конференции постановления правительства № 925, правил и возможностей его применения привело в конечном итоге некоторых экспертов к выводу: постановление надо изменять или вообще отменить, для того чтобы тут же принять другое — продуманное с учетом замечаний и заранее подготовленное. Думается, тогда заказчикам не понадобится изыскивать способы ухода от исполнения российских нормативно-правовых актов.

http://boi-mt.ru/fullelectro/51904