31.05.2017

Подарки для самых маленьких

Экономический спад запустил предпринимательскую инициативу и структурные изменения в российском бизнесе.

Сегмент малого и среднего бизнеса в наибольшей степени ощутил удар от экономического кризиса 2014–2015 годов. Многие предприятия закрылись или были вынуждены сменить специализацию, конкуренция обострилась из-за перехода в статус частных предпринимателей уволенных по сокращению штатов квалифицированных специалистов крупных структур. Однако, как утверждают в Министерстве экономического развития, ссылаясь на статистику открытия новых бизнесов, антикризисные меры в отношении малого и среднего предпринимательства (МСП) позволили переломить ситуацию.

Увеличиваются, но не растут

Согласно данным, обнародованным недавно Минэкономразвития, в России сейчас наблюдается настоящий бум новых малых и средних предприятий. За девять месяцев — с начала августа 2016 года на начало мая 2017-го — их количество выросло на 10%, превысив 6 млн.

 «Рост обусловлен прежде всего успешной реализацией комплекса мер поддержки МСП», — комментирует данные статистики замминистра экономического развития Олег Фомичев. Ключевым элементом для формирования благоприятной предпринимательской среды, по его словам, стало совершенствование нормативно-правового регулирования малого и среднего бизнеса, в том числе в налоговой и контрольно-надзорной сферах.

Способствовала росту числа небольших компаний, по словам Олега Фомичева, также кредитно-гарантийная поддержка и повышение доступа субъектов МСП к закупкам компаний с государственным участием, координируемых Корпорацией МСП. «Объем таких закупок в прошлом году превысил 1,5 трлн руб., а номенклатура закупок достигла 120 тыс. наименований», — отмечает замминистра.

Представители предпринимательского сообщества также отмечают рост числа малых предприятий, однако настроены менее оптимистично. «В целом мы оцениваем ситуацию на рынке МСП как стагнацию, — говорит президент общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин. — Что, впрочем, неплохо относительно спада 2015 года. Сейчас действительно рост количества предприятий МСП хороший. Но есть один нюанс: 96% МСП — это микробизнес, то есть предприятия с оборотом меньше 120 млн руб. в год».

По словам Александра Калинина, в последние два с половиной года в регуляции микробизнеса действительно «произошли революционные изменения: принята правительственная программа развития МСП, резко увеличены пороги годового оборота, дающие возможность работать в специальных налоговых режимах, принят закон, согласно которому первые три года малые предприятия могут работать без плановых проверок, а, в случае если при первой проверке выявлены нарушения, максимальное наказание — предупреждение».

 «Но как только микропредприятие вырастает до малого или среднего, то весь административный и налоговый прессинг — по полной программе. Из 6 млн субъектов МСП сегодня меньше 20 тыс. средних предприятий, малых — 200–250 тыс. Получается, что небольшому бизнесу в России расти невыгодно», — сетует представитель бизнес-сообщества.

Хотя расти есть куда — в развитых странах доля малого и среднего бизнеса в объеме ВВП достигает 80%. «Вклад малого и среднего бизнеса в экономические показатели в России существенно ниже, чем в развитых странах», — признает Олег Фомичев. По данным Минэкономразвития, численность работников, занятых в секторе малого и среднего предпринимательства в России, — около 19 млн человек (25% от работающего населения). Вклад сектора в ВВП составляет 20%.

Главные задачи на современном этапе, по словам Фомичева, набор критической массы предпринимателей, а также снижение рисков для действующих предприятий, создание дополнительных стимулов для их развития. «Малого и среднего бизнеса должно стать больше, и он должен играть более существенную роль в экономике», — заключает он.

 

Право на вырост

Говоря о факторах, тормозящих рост сегмента малого и среднего бизнеса, эксперты называют целый спектр причин. «Среди главных препятствий развития МСП — отсутствие закона и правового механизма защиты интеллектуальных прав предпринимателей на свои патенты, ноу-хау, торговые марки», — считает доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиль Мартиросян.

Отсутствие доступа субъектов МСП к каналам реализации своей продукции и услуг в федеральных товаропроводящих сетях, по его словам, не дает бизнесу возможности получать выручку и коммерческий опыт от сотрудничества с крупнейшими национальными торговыми каналами и замедляет развитие российских небольших компаний. Кроме того, ставки кредитного финансирования остаются высокими даже с учетом их субсидирования. «При этом субъекты МСП вынуждены финансироваться не под залог будущих денежных потоков, как часто реализовано в венчурном финансировании, а под личные поручительства и собственные активы, которыми предприниматели рискуют в случае провала своего проекта», — отмечает эксперт.

О том, что препятствий довольно много, говорит и Олег Фомичев: «Это сложные процедуры государственного регулирования, административное давление, высокий уровень финансовой нагрузки в связи с уплатой страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, доступность финансовых ресурсов».

Александр Калинин, в свою очередь, отмечает, что сложности малого и среднего бизнеса сильно различаются в зависимости от типа предприятия. «Сектор МСП весьма неоднороден, он разный. Начинающий скажет, что денег нет, более опытный пожалуется на нехватку кадров, среднее предприятие пожалуется на административные проверки. Но главное препятствие, с моей точки зрения, это, конечно, низкое качество управления, недостаточный уровень компетенции как самих предприятий, так и органов системы государственного управления», — полагает он.

Ориентирование на местности

Специфика деятельности предприятий сегмента МСП сильно сказалась и на влиянии на них кризиса, а также на их способности использовать программы господдержки.

Так, в кризис из-за снижения реальных доходов населения и уровня потребительского спроса очевидным образом в первую очередь пострадали малые предприятия сферы торговли и услуг. В выигрыше оказались отрасли, ориентированные на импортозамещение.

 «Больше всего кризисные явления отразились на сфере услуг и торговле, причем в первую очередь — на торговле импортной продукцией, — считает председатель правления МСП Банка Дмитрий Голованов. — Среди выигравших — компании, участвующие в реализации политики импортозамещения, наиболее яркий пример — малые и средние предприятия из сферы сельскохозяйственного производства».

В «Опоре России» фиксируют спад примерно на 15% в торговле, на 30% в строительстве. «А в сельском хозяйстве и высокотехнологичных отраслях, ориентированных на госзаказ, объем производства МСП вырос», — отмечает Александр Калинин.

По словам Эмиля Мартиросяна, в период кризиса в наибольшей мере пострадали субъекты МСП, работающие в сфере традиционных услуг и реализующие концепт традиционной бизнес-модели, — парикмахерские, мелкие кафе, магазины продуктов питания и т.д. «С рынка ушли компании, ориентированные прежде всего на краткосрочный положительный денежный поток и высокую монетную маржинальность. В выигрыше же оказались субъекты МСП, полностью ведущие свой бизнес в виртуальной среде интернета, — производители интернет-игр, агрегаторы интернет-услуг, интернет-сервисы развлечений», — поясняет доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС.

Бизнес ищет новые и более стабильные с точки зрения спроса ниши. «Стало меньше ларьков, магазинов шаговой доступности; кафе, ресторанчики выживают в основном либо нишевые, либо сетевые. Поэтому многие переориентируют свою деятельность. Много появилось за это время центров досуга, развивающих центров для детей. Больше стало небольших фитнес-клубов, оздоровительных центров», — делится своими впечатлениями Александр Калинин.

При этом все эксперты признают значительную роль государства в поддержке малого и среднего бизнеса. За счет программы поддержки МСП, реализуемой Минэкономразвития совместно с регионами, по словам Олега Фомичева, предприниматели имеют возможность получать микрозаймы, гарантию по кредиту или кредит на льготных условиях, воспользоваться информационно-консультационной поддержкой или обратиться за услугами бизнес-инкубаторов. Правда, ежегодно подобную поддержку получают лишь около 200 тыс. предпринимателей.

Госзаказ начал играть значительную роль в жизнеспособности МСП, отмечает Александр Калинин. «Было введено квотирование закупок компаний с госучастием, которое мониторит Корпорация МСП; рынок оценивался в 1,5 трлн руб. в год, и мы видим, что средний бизнес, прежде всего производственный, растет, — поясняет он. — Плюс оборонный заказ, который существенным образом увеличился, там тоже есть рост в сегменте предприятий второго-третьего уровней кооперации — это в основном средний и малый бизнес. Кроме того, когда строятся новые объекты, нужно строить подъездные пути, кормить людей и т.д. — все эти заказы выполняют МСП».

То, что драйверами выступают прежде всего малые и средние компании, которые участвуют в закупочной деятельности и получают господдержку, подтверждают и представители банковского сектора.

 «Мы сейчас видим, что в бизнесе растет качественная составляющая, а также объемы производства в тех отраслях, которые получали господдержку на протяжении последних года-полутора», — говорит Дмитрий Голованов. По его словам, число субъектов МСП, зарегистрированных на портале бизнес-навигатора, превышает 30 тыс. и эти компании активно пользуются различными видами государственной поддержки.

Точки роста

Сложности в экономике, как ни странно, во многом подтолкнули развитие сегмента МСП — и именно этим, возможно, объясняется резкий рост числа участников рынка. «В результате кризиса у нас во многих отраслях квалифицированные сотрудники остались без работы, — говорит Александр Калинин. — В банках были масштабные увольнения, в страховых компаниях, на строительном рынке. Это люди с образованием, в расцвете сил, с опытом работы. Поскольку условия для микробизнеса резко улучшились, многие из них решили открыть собственное дело».

Но самое главное, по словам экспертов, кризис подтолкнул структурные изменения на рынке. Эмиль Мартиросян выделяет три важные тенденции в развитии МСП. Во-первых, растет доля высокотехнологичных IT-стартапов в общем объеме новых предпринимательских проектов этого сегмента, ориентированных в том числе на внешние рынки. Во-вторых, увеличивается количество новых проектов, ориентированных на масштабирование и интернационализацию. «Предприниматели создают свои проекты не только в целях получения краткосрочного положительного денежного потока и операционной прибыли, но и долгосрочного роста стоимости и капитализации компании, которую возможно обеспечить, трансформируя свои бизнес-модели из локальных в глобальные», — отмечает эксперт. Еще одна тенденция — развитие новых организационных форм ведения бизнеса, основанных не на создании собственных внутренних структур управления, а на переходе на тотальный аутсорсинг бизнес-процессов.

В конечном счете эти трансформации делают компании менее зависимыми от локального спроса, от той же господдержки и госзаказа, позволяют существенно экономить на себестоимости продукта и в результате повышают «иммунитет» МСП к конъюнктуре российской экономики.

http://www.rbcplus.ru/news/592f33de7a8aa95ad334df70